Производство промышленных бетонных полов
продажа теплоизоляционных материалов
+7 (495) 971-15-07

Логика развития

В монополисты строительная компания «АсПол» не стремится. Однако и собственной, довольно обширной, ниши никому уступать не намерена. Ибо практика последних лет показала, что в искусстве построения бетонных полов для производственных помещений у этой фирмы очень мало серьезных конкурентов как в Москве, так и в обширном регионе.

Становление рыночных отношений в России явило нам множество примеров как стремительных взлетов, так и моментальных сокрушительных падений. Компания «АсПол» шла к своему нынешнему положению лидера в узком сегменте строительной индустрии, что называется, не поспешая, не пытаясь обогнать самое себя. Шаг за шагом, последовательно и настойчиво решая одну проблему за другой, здесь нарабатывали опыт, осваивали новейшие технологии, разрабатывали свои собственные. И готовили базу для очень серьезной работы на многие годы вперед. Перефразируя известную пословицу о генерале, сдавшем крепость, у руководителей компании «АсПол» порох был, и это стало главной причиной нынешнего стабильного состояния фирмы. А еще, здесь научились правильно использовать этот самый «порох» - сиречь накопленные знания и опыт.

Одними из первых в России, например, строители компании всерьез занялись устройством магнезиальных полов. Вместо традиционного цемента они начали использовать в качестве вяжущего компонента магнезит: соединив его с бишофитом, получили высочайшего качества полы, которые в несколько раз превосходят по всем основным характеристикам – включая экологичность, стойкость к ударным и иным физическим нагрузкам, сопротивление на излом, морозостойкость – привычные бетонные покрытия.

Не будем вдаваться в технологические и технические новинки, найденные специалистами компании, гораздо интереснее узнать кто и как их нашел. Именно поэтому я попросил генерального директора «АсПол» Виктора Геннадьевича ГЛАДИЛОВА рассказать о том, с кем и как он шел к нынешнему успеху.

— До настоящих успехов нам еще идти и идти, но кое-что из истории фирмы действительно может оказаться полезным для других. К середине 90-х годов я оказался без работы. История в принципе обычная: кандидат технических наук, преподаватель Ташкентского института инженеров железнодорожного транспорта вдруг понял, что никому не нужен. А ведь перед этим на производстве немало поработал – путь от мастера до главного инженера крупной строительной организации прошел за считанные годы. И вот итог! С горечи вместе с несколькими друзьми махнули в Магнитогорск – простыми рабочими на строительство прокатного стана «2000».

— И много времени потеряли?

— Я вообще придерживаюсь принципа: в жизни ничего не бывает ненужного или напрасного – если, конечно, при этом голову не теряешь. А любые знания и опыт в той или иной форме обязательно востребуются. Так вот, поработав в Магнитогорске и ничего кроме опыта не заработав, стал думать, что дальше делать. В Ташкенте работы не было по-прежнему, и тогда я вспомнил, как меня после окончания аспирантуры в Москве уговаривали остаться в столице. Тогда отказался, думал дальше «науку продвину» в родном Узбекистане. Может, сейчас пригожусь, ведь по своей теме, связанной с математическим моделированием организации строительных процессов в строительстве, работать я не переставал. Приехал, убедился, что времена изменились, что если не позаботишься о себе сам, никто решать твои проблемы не будет, поскольку у каждого своих хватает.

— Я смотрю, вы без особой горечи констатируете этот факт?..

— Несколько лет понадобилось, чтобы придти к пониманию этой, в общем-то, очень простой и мудрой истины. Люди готовы помогать тебе, если при решении твоей проблемы они могут решить попутно и собственные, в ином случае ты им просто неинтересен, нытиков и профессиональных просителей не любит никто. Я, кстати, тоже.

— Итак, вы оказались в Москве…

— Без денег, без связей, практически без документов. Но жить-то надо. И когда совершенно случайно одно ООО по… лесозаготовкам предложило организовать на его базе производство по выпуску магнезиальных плит, я без раздумий согласился. Нашел нескольких коллег, по большей части тоже выходцев из Узбекистана, изучили технологию, приобрели достаточно примитивное оборудование. И – к нашему великому изумлению – производство было запущено, пошла продукция. Но я к тому времени уже загорелся идеей перейти от плит к сплошным магнезиальным полам – уже тогда мне казалось, что это более перспективно, чем плиты. В подмосковном Кривандино я почти тайком залил небольшой участок магнезиальным бетоном и начал его исследовать. Результаты его мало чем отличаются от нынешних.

— Это, как я понимаю, предыстория нынешней вашей фирмы, а сама история с чего началась?

— А сама история началась, пожалуй, с 800 квадратных метров на автобазе у Валоколамского шоссе, на которых мы впервые залили магнезиальное покрытие. Для автобазы это был рискованный шаг: у меня не было еще людей – их пришлось срочно набирать и обучать. Сам я в то время исполнял кучу всяких обязанностей: от директора и до подсобного рабочего, готовящего смеси. Из механизмов были лишь самые простейшие –бетономешалка да мозаичная машина, грубо говоря, найденные на свалках и восстановленные собственными руками. И все же эксперимент окончился успешно – эти полы до сих пор служат не требуя ни ремонта, ни особого ухода. Тогда думалось: все, нашли свое дело, дальше пойдет лучше и лучше. Увы, слава о нас не разошлась по всей стране великой, знаменитыми мы на следующее утро не проснулись. А вот бедными – были. И надо было вновь идти крохотными шажками, буквально «отвоевывая» новые заказы. Не отказывались ни от чего – ни от устройства полов в домах «новых русских», ни от договора на 80 квадратных метров на каком-нибудь складе. А длилось это не меньше двух лет. Как мы выжили тогда – до сих пор удивляюсь. Наверное, потому, что были молодые, рисковые и очень верили, что движемся в принципе в правильном направлении. Мой личный доход в те времена не превышал 150 долларов, а ведь уже приехала жена с двумя дочерьми и жить было невыносимо трудно. Но – выстояли.

Потому что пришла удача: Тахир Исмаилов, глава известной московской строительной фирмы «Темп ХХ1 век», первым поверил в наши возможности и доверил субподряд на устройство 4000 квадратных метров бетонных полов на заводе упаковочных средств в Игумново. После этого объекта мы уже смогли достаточно много средств выделить на приобретение современных машин и агрегатов. А потом была Ивантеевка – там уже клали полы на площади 8 тысяч квадратных метров. Причем сделали это менее чем за полтора месяца – тогда такими сумасшедшими темпами, в три смены, безостановочно, еще никто не работал. Но мы таким образом доказывали свое право на существование. И доказали. С тех пор дела в нашей компании идут стабильно. И хотя порой возникают перебои с новыми заказами, в будущее мы смотрим уверенно: наработанный опыт убеждает в том, что высокопрофессиональная работа будет востребована всегда. Более того, сегодня мы уже далеко не на каждый заказ смотрим как на манну небесную – можем и отказаться, если заказчик выставляет несуразные требования. В компании культивируется стиль высочайшего профессионализма и принцип «абы как, лишь бы проскочило» противен самой сути нашей работы.

— Чем располагает компания «АсПол» сегодня?

— Мастерами высшей квалификации. Мощной технической базой – среди машин у нас есть даже лазерный бетоноукладчик, таких нет практически ни у кого. Гордимся мы собственным цехом по приготовлению сухих смесей – непосредственно на объекте разбавляй их водой и работай. Обладает компания и хорошо оснащенной лабораторией, которая позволяет не только вести постоянный контроль качества нашей работы, но и заниматься продолжением научных исследований. Сейчас, например, одной из главных задач для нас является разработка рецептуры и технологии получения собственных упрочнителей бетона – пока используем в основном зарубежные, не самые дешевые.

— Что ж, масштаб компании ясен. Вряд ли вы бы сумели всего этого достичь без надежных, скажем так, единомышленников. Где вы их находите и как воспитываете?

— Есть одна простая и ясная – правда, я до нее шел примерно четыре года – идея: если наш человек попадает в крайне экстремальную ситуацию, у него максимально мобилизуются все его способности и он начинает проявлять чудеса оперативности, изобретательства и работоспособности. Все мои ближайшие помощники прошли примерно через те же жизненные циклы, что и я. Наш главный инженер Игорь Филиппович Грищенко, заместитель по производству Виктор Евгеньевич Кухарь, да и все остальные специалисты прошли действительно суровую жизненную школу, знают не по наслышке, что такое депрессия, отсутствие работы, бедность. Поэтому все мы – единомышленники, трудоголики. И – постоянные ученики: стараемся перенять все новое в строительстве, что появляется в мировой практике. Решая постоянно возникающие проблемы, никто из нас не успокоится до тех пор, пока ее реализация не будет удовлетворять всех: заказчиков, наших собственных специалистов и рабочих.

— Кстати, о рабочих… Знаю, что они от вас как правило не уходят, по крайней мере, «по собственному желанию». Много им платите?

— Вообще не плачу. Перед началом работы на новом объекте я знакомлю бригаду со всеми финансовыми раскладками, определяем фонд зарплаты и эту сумму полностью передаем в распоряжении коллектива. А уж кто и сколько получит конкретно, зависит от каждого. Кроме того, весьма поощряется поиск новых интересных заказов. И, значит, наши работники не декларативно, а на практике участвуют в управлении производством. А это тоже влияет на нравственный микроклимат в коллективе, на конечный результат нашей общей работы.

— Последний вопрос: наслышан о ваших «силах быстрого реагирования», что это такое?

— Наши бригады – полновластные хозяева на строящемся объекте, они решают все оперативные организационные, технические и технологические проблемы, управленцы решают вопросы стратегического развития и вмешиваются в разрешение лишь экстремальных ситуаций. Однако мы заметили, что бригады посильнее начали использовать свои преимущества чисто в собственных интересах. Уровнять амбиции удалось, когда мы на базе создали группу наиболее хорошо подготовленных, творчески устроенных рабочих. В их персональное распоряжение и ответственность передали наиболее ценную технику, которую всегда надо держать в полной готовности. В случае возникновения нештатной ситуации на каком-либо объекте эта группа мгновенно перебрасывается туда и выправляет положение. Когда строительство входит в утвержденный график, группа возвращается на базу.

— Спасибо вам, Виктор Геннадьевич. Есть просьба напоследок: многие ваши коллеги, начинающие предприниматели, да и потенциальные заказчики тоже очевидно захотели бы познакомиться с вами поближе – вы открыты для общения?

— Конечно, в любой момент.